019 Философия буржуазного общества

В XVII и XVIII веках в наиболее раз­витых странах Европы произошли бур­жуазные революции. Их результатом явился захват власти буржуазией, за­нявшей господствующее место в новом, капиталистиче­ском обществе.

Философские учения, выражавшие интересы и потребности нового правящего класса, играли двоякую роль. В период подготовки буржуазных революций они расша­тывали идеологические и мировоззренческие основы ста­рого феодального строя, оправдывали и обосновывали притязания буржуазии на руководство обществом. В этом проявлялась их позитивная и критическая роль. После прихода буржуазии к власти задачей буржуазного мировоззрения и идеологии стало доказательство незыблемости существующего миропорядка и вечности господства капи­тала. Однако не следует думать, что только к этому и сво­дились функции новой философии. Рост капиталистиче­ского производства сопровождался быстрым ростом науч­ных знаний. Успешное развитие научных исследований было возможно лишь на основе новой методологии позна­ния, поэтому крупнейшие буржуазные философы XVII— XIX веков уделяли много внимания разработке общей ме­тодологии и теории познания, гносеологическим пробле­мам, которые наряду с вопросами общественного развития начали выдвигаться на передний план почти всех фило­софских учений.

Английские философы-материалисты разработали эм­пирическую (от греч. empeiria — опыт) методологию познания, показывающую, как научные законы и теории возникают на основе опыта и эксперимента. Французские материалисты XVIII века установили тесное сотрудниче­ство с учеными своего времени; активно выступая против религии и церкви, они, особенно Д. Дидро, выдвинули учение о происхождении сознания и мышления из неживой неорганической природы. Впоследствии это учение получило название теории отражения и было развито на принципиально новой основе В. И. Лениным.

В XVII—XVIII веках бурно развивались естественные науки, особенно физика, астрономия и механика. Связанная с ними материалистическая философия сама стала механистической. Она сводила всю материю к физическому веществу, а сложные виды движения — к простому меха­ническому перемещению в пространстве. С высоты наших дней механистический и метафизический материализм XVII—XVIII веков кажется ограниченным и упрощен­ным, но для своего времени он был прогрессивным, исто­рически необходимым явлением и сыграл положительную роль в борьбе с идеализмом, особенно субъективным.

Высшее развитие домарксистская философия получила в немецкой классической философии, главным образом у Канта (1724—1804) и Гегеля (1770—1831). Представи­тели этого направления были идеалистами и рационали­стами (от лат. rationalis — разумный). Первоочередное внимание они уделяли изучению законов мышления, ра­зума и достигли в этой области выдающихся результатов. В частности, Канту и Гегелю удалось понять и сформу­лировать ряд важных положений диалектического метода познания. Их диалектика значительно превосходила наив­ную диалектику античности. Они глубоко понимали слож­ный и внутренне противоречивый характер поступатель­ного развития. Однако, будучи идеалистами, они рассмат­ривали лишь диалектику мышления, диалектику разума и не признавали того, что развитие присуще и объектив­ному материальному миру. Поэтому их диалектический метод оставался идеалистическим и не мог найти приме­нения в естествознании своего времени. Ограниченность идеалистической диалектики проявлялась и в том, что в угоду определенным классовым интересам она, особенно в гегелевском изложении, завершала развитие общества возникновением буржуазной государственности и тем самым лишала человечество дальнейшей перспективы.

Недостатки немецкой классической философии и сформулированной в ее рамках идеалистической диалектики стали особенно заметны в 30—40-х годах XIX века. Вследствие этого Л. Фейербах (1804—1872), бывший ранее учеником Гегеля, порвал с идеалистическими воззрениями своих предшественников и перешел на позиции материализма. Однако его материализм был метафизиче­ским, то есть антидиалектическим, и не распространялся на общественную жизнь. В понимании общества и челове­ческой истории Фейербах, как и все его предшественники, оставался идеалистом. Поднявшись до понимания неспра­ведливости буржуазного общества, Фейербах видел выход не в его практическом переустройстве, не в революцион­ной борьбе, а во всеобщей любви человека к человеку. Причиной этого был антропологизм (от греч. anthropos — человек, logos — учение) философии Фейербаха. Он концентрировал свое внимание на отдельном, абст­рактном человеке, взгляды, желания, помыслы и цели которого определяются его биологической природой и одинаковы для всех времен и народов. Это мешало Фей­ербаху понять общественную сущность человека, препят­ствовало осознанию того, что освободить человека и уста­новить торжество социальной справедливости можно не на пути преобразования его природы, а на пути корен­ных социальных преобразований.

Читать дальше >

< К содержанию