428 Что такое общественный прогресс?

Мы видели, что в процессе обществен­ного развития постоянно возникает не­что новое и отмирает старое. То, что раньше было лишь возможностью, пре­вращается сегодня в действительность, и, наоборот, то, что было действительностью, со временем видоизменяется или отмирает, подвергается диалектическому отрицанию, освобождая место для новых возможностей. Смену всех этих состояний обычно и называют развитием общества. Возникает вопрос, как можно оценить это развитие: несет ли оно с собой какое-либо улучшение в жизни людей или влечет за собой в основном лишь страдания и несчастья.

Но, спрашивая так, мы должны располагать четкими критериями, ясным пониманием того, что мы считаем хоро­шим, а что дурным, в чем заключается счастье и несча­стье, к чему следует стремиться, а чему, напротив, соп­ротивляться в общественной жизни (405).

Так, живший на рубеже VIII—VII веков до н. э. ан­тичный поэт Гесиод с прискорбием возвещал, что золотой век человечества позади, ушел и серебряный век, насту­пил век суровый, железный. Все идет к худшему, говорил он. Растут насилие, зло, несправедливость. Достойные люди разоряются, недостойные богатеют. Честных при­тесняют, бесчестные находятся у кормила власти. Понять пессимизм Гесиода нетрудно. Он жил в эпоху разрушения старых родовых отношений, когда бывшая родовая знать разорялась, многие свободные и независимые люди становились зависимыми, а частная собственность открывала путь к вершинам власти не наиболее достойным, но наи­более богатым и властолюбивым.

Каждый раз, когда тот или иной общественный строй приходил в упадок, его идеологи и защитники отрицали прогресс и настаивали на том, что все идет к худшему. Однако неверно было бы думать, что представители классов и общественных сил, заинтересованных в установлений нового социального порядка, всегда оказывались провозве­стниками общественного прогресса. Так, французский про­светитель XVIII века Жан Жак Руссо, идеолог мелкой буржуазии и один из наиболее решительных теоретиков и провозвестников буржуазной революции, на вопрос, содействует ли прогресс науки совершенствованию нрав­ственности, ответил отрицательно. Современник быстрого развития науки и широкого распространения просвеще­ния, он не мог закрывать глаза на то, что в верхах французского общества господствовали распущенность, моральная неустойчивость и крайний скептицизм. Связы­вая эти два обстоятельства, Руссо не без основания до­пускал, что прогресс в одной области не исключает упадка, то есть регресса, в другой. В этом как раз про­являлась та диалектика в его рассуждениях, которую высоко ценили создатели марксизма. В самом деле, об­щественное развитие включает в себя постоянное усиле­ние, нарастание одних тенденций, то есть элементы прог­ресса, и столь же постоянное ослабление и даже исчез­новение других, то есть элементы регресса. Поэтому на каждом отдельном этапе развития имеют место как прог­рессивные, так и регрессивные процессы. Например, процесс автоматизации и роботизации промышленного производства, с одной стороны, увеличивает производитель­ность труда, высвобождает часть рабочей силы, позволяет быстро переналаживать производство, освобождает людей от монотонного, тяжелого труда и в этом смысле пред­ставляет собой прогрессивное явление. Но, с другой сто­роны, тот же самый процесс ведет к отмиранию ряда производственных навыков, к исчезновению ряда профес­сий, а в условиях капитализма и к усилению безработи­цы, то есть оказывается регрессивным.

Для получения правильного ответа на вопрос, является ли общественное развитие в целом прогрессивным, существует ли исторический прогресс, нужно выработать критерии прогрессивности. К таким критериям относят различные признаки: производительность труда, обилие материальных благ, свободу перемещения в пределах го­сударства и свободный выезд за его границы и т. п. Одна­ко ни один из этих признаков, взятый порознь, не явля­ется критерием и условием прогрессивности данного общества и общественного развития в целом. Если интен­сификация труда сопровождается усилением эксплуата­ции, массовой безработицей и страхом потерять работу, то ничего прогрессивного в этом процессе нет; если огромные материальные богатства доступны одним членам общества, а другие обречены на голод и нищету, то создание этих богатств тоже не является критерием прогрес­сивности; если безработный или бездомный человек мо­жет скитаться где угодно в поисках жилья и работы, то это скорее доказывает не его свободу, а страшную зави­симость от обстоятельств.

С точки зрения марксистской философии исторический смысл общественного развития состоит в том, чтобы сделать как можно более свободными (601, 602) максимум людей, с тем чтобы они могли жить и развиваться как всесторонние, творческие личности, способные полностью реализовать свой духовный внутренний потенциал, свои замыслы, свои идеалы общественного устройства. И именно для достижения этой цели необходимы повышение производительности труда, рост производства материальных благ, свобода передвижения и т. д. Именно в связи с ней они приобретают смысл и оправдывают те усилия, а иногда и жертвы, которые приносятся ради их достиже­ния. Таким образом, если за критерий общественного прогресса взять развитие материального производства, улучшение жизненных условий подавляющего большинства людей, всесторонний расцвет каждой творческой личности, подъем духовной культуры, большую свободу и более творческий характер труда, развитие демократии и гласности в обсуждении всех социально значимых вопросов и достижение социальной справедливости, то вопрос о прогрессивном характере общественного развития по­лучает четкое и однозначное решение. Все тенденции и процессы в общественном развитии, которые соответству­ют этому критерию, являются объективно прогрессивны­ми. Именно поэтому прогрессивны социалистическая революция, строительство социализма и коммунизма, раз­витие национально-освободительных, антиколониальных революций, борьба за мир. Те же моменты и процессы общественного развития, которые препятствуют достиже­нию указанных исторических целей и не соответствуют критериям общественного прогресса, являются регрессив­ными.

В этом же смысле историческое развитие общества в целом, включая процесс смены общественно-экономических формаций, следует считать прогрессивным. Внутри каждой такой формации бывают прогрессивные и регрес­сивные этапы. На каждом из них существуют и взаимо­действуют прогрессивные и регрессивные тенденции. В целом, если брать достаточно крупный исторический масштаб, человечество движется по пути достижения большей свободы, более полного и всестороннего развития личности. Путь этот сложен, противоречив, драматичен. Но, совершив переход к социализму и коммунизму, чело­вечество обеспечит условия для непрерывного прогрес­сивного развития, в котором реализуются объективные исторические закономерности (606, 607, 609).

Читать дальше >

< К содержанию